Дом Забвения

Объявление

Мы рады приветствовать вас в «Доме Забвения»: гостинице-борделе, которая расположена в старинном палаццо четырнадцатого века. Вашему вниманию предоставляются любые услуги интимного характера, мы готовы осуществить ваши самые извращенные желания. Те желания, о воплощении которых вы могли только мечтать, здесь находят свою самую смелую реализацию. О посещении этого места говорить не принято, но воспоминания о нём останутся с вами навсегда.
RPG "Дом Забвения" является авторской игрой и прямого отношения к реальной Венеции не имеет, политическое устройство упрощено до пределов одного города, то есть он является федеральным центром с действующим внутри него политическим устройством.

Основатели проекта

Stephan del Sarto
Loran de Sore

Администрация

Гаспар Тоцци 378566176
Заместитель главного администратора.

Алекс Яфарзадех 410669609
администратор, ответственный за техническую часть форума.

Красс Фогран 675435985
модератор, ответственный за порядок и взаимопонимание.

Виктор Рин
модератор, ответственный за проверку анкет, конкурсы, акции.

● Система игры: эпизодическая
● Принимаются только МУЖСКИЕ персонажи.
● Приём андрогинов и трансов строго ограничен.
● Игровое время: 2017 год.

Рейтинг игры: NC-21 (18+).
Просим воздержаться от регистрации лиц, не достигших совершеннолетия.

● Для каждого нового игрока на постоянной основе действует акция Удачный старт!
● На дворе холодный и сырой октябрь. Печаль-беда. И раз так, то на подобной ноте приостановлен приём гетеро и асексуалов.
● Для всех желающих есть тема Акция наоборот

Аромат твоей страсти… Вкус твоего безумия.

Когда-то, в далеком XVIII веке, Венеция была рассадником похоти и разврата, миром интриг и иллюзий, продажной любви и безграничного рабства... Но эти времена давно канули в небытие.
Венеция, наши дни.
Одно из старинных палаццо было выкуплено богатым аристократом, который решил вернуть в этот мир то, что казалось, было утеряно навеки.
«Дом Забвения», частный клуб для богачей со всего мира, скрывает за своими стенами далеко не такое безобидное местечко, как могло бы показаться на первый взгляд…
«Casa del oblivion» - закрытый клуб для тех, кто готов попробовать поистине новые ощущения. Готовы ли вы всецело окунуться в мир роскоши, грехопадения и неограниченных возможностей?...

Данные темы помогут новичкам быстро проникнуться духом ролевой, получить представление о подходе к игре и написанию анкеты:



Данные темы будут полезны, как участникам ролевого форума, так и новичкам:

Данные темы помогут лучше разобраться в авторском мире "Дома Забвения" и приступить к созданию персонажа:

Если вы успешно прошли принятие, вам следует отметиться в следующих темах:






LYL Рейтинг Ролевых Ресурсов
: Leprosorium Неополис Zentrum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом Забвения » Конкурсы и акции » Лучший пост 2017 года


Лучший пост 2017 года

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[sign].[/sign]
http://www.lesfeeriesdubocage.com/wp-content/uploads/2012/12/barre-separateur.png

Может кто-то, читая чужие посты, хотел бы выставить сюда сильно понравившийся отыгрыш? Может кто-то жаждет, чтобы все узнали, какой у него отличный соигрок? Или некто желает выставить свое добро на всеобщее обозрение, в надежде получить признание?

Условия:

1. Игра должна происходить в основе, отыгрыши из «Альтернативы» не подойдут.
2. Ссылку на понравившийся или свой отыгрыш присылаете мне в ЛС. Один и тот же игрок может прислать ссылки на посты разных игроков, но не более пяти, включая свой.

Условия голосования, которое состоится с 29 по 30 сентября:

1. От одного игрока – голосование за три понравившихся поста. Мульты в голосовании участия не принимают.
2. В голосовании пишите только имя участника и номер поста. Комментировать почему этот пост самый прекрасный, а все остальные ушлепки – не надо.
3. После того, как все желающие проголосуют – будут голосовать АМС немного на других условиях, дабы все было справедливо.

Трое победителей, набравшие больше всего голосов получат награду в профили.

Отредактировано Том Кларк (2017-08-18 12:14:17)

0

2

Пост №1 - Шеннон Кэрр

Знал, что все не будет просто. Мысль о том ,что он не отделается просто так, проходила красной нитью сквозь все его сознание. Просто он позволил себе не заметить этот взывающий к нему яркий цвет, наивно понадеявшись, что все обойдется. Еще один жизненный урок, Шеннон. Еще один, впаявшийся в душу на подобии клейма, которым метят лошадей. Выжегший на гладкой шкуре не смываемый ничем шрам, который останется на всю жизнь, как бы он ни пытался избавиться от него. Как наивно, как глупо было полагать, что маньяк обойдется только тем, что отдаст на поругание его тело. Какие жалкие надежды! Какие глупые мечты!

Он надеялся, что никого не убьют. Но все равно убили. И даже не мать. Самого Шеннона. Может, Патрик и не собирался совершать убийство. Но он его совершил. Едва угар прошел и ушей коснулся тихий женский голос, позвавший по имени, Бес понял, что внутри что-то умерло. Навсегда. Ничего больней он никогда не испытывал. Было так больно, что внезапно он перестал что-то ощущать. Только огромное опустошение. Бездну, которая возникает, когда трескается многокилометровый ледник, открывая непроглядную тьму где-то в бесконечной глубине.

А еще страх. Непереносимый, удущающий страх, ледяной ужас от осознания того, что его мама действительно в руках маньяка. Мама... Как ты посмел, гадина? Как ты посмел тронуть самое дорогое, что есть? Самое теплое, доброе, нежное. Самое лучшее, что только может быть на свете? Мразь ублюдочная. Про таких как ты говорят - отродье ехидны. Не знающее, что мать - это святое. Это самое ценное. Ценней, наверное, только дети. Детей у Шеннона не было. А вот мама была. И сейчас ему было больно не за себя. Ему было больно за маму. Потому что ей пришлось увидеть это, испытать эту боль, увидеть эту гадость.

Бес скатился с кровати в другую сторону от двери, отгораживаясь от матери. Стащил с кровати простынь, принимаясь вытираться ею. Нашарил свою одежду, которая, по счастью, оказалась не так далеко. Оделся, встал. Зеркала внезапно перестали мешать. Теперь он четко видел то, что нужно. Словно окружающие поверхности перестали отражать. Он подошел к женщине, сидящей на полу, залитой слезами, опустился рядом на колени, обнял ее, крепко прижимая к себе.

- Мам, ну, ты чего? - едва слышно зашептал Шеннон ей на ухо. - Мам, ну, ты же всегда знала, что я гей. Я же никогда не скрывал. Ты же знаешь, что я с девчонками никогда не спал. Ничего страшного, мам. Прости. Прости, родная, что пришлось это увидеть. Я не хотел, мама. Я не хотел. Прости меня. Прости, пожалуйста. Я не знаю, как я влип в это. Прости, что делаю больно тебе. Но ты не переживай, все будет хорошо. Все будет в порядке. Вас никто не тронет. Тебя и Рафаэля.
Он обнимал мать, гладя ее по спине, целуя макушку, шепча успокаивающие слова.
- Мама, мы должны быть сильными. Этот человек специально хочет сделать нам больно. Мам, держись. Ты же не позволишь какому-то подонку сломать себя? И я не позволю. Мы сильные, мы справимся, мам.

Кэрр крепко прижал плачущую женщину к себе и поднял голову, разглядывая Грея. Разглядывая словно в первый раз, внимательно, пристально, запоминая каждую мельчайшую черточку. Так смотрят на врага, запоминая, чтобы потом не ошибиться. Смотрят даже не на внешность, а словно бы считывая ауру, пропитываясь духом, флюидами, астральной оболочкой, чтобы не ошибиться, даже если враг сменит внешность.

- Дайте ей уйти отсюда, - потребовал парень. - Она видела достаточно.


Пост №2 - Красс Фогран

- Глядите-ка! - чуть ли не с детской радостью заявил Фогран, широко разводя руками. - Глас разума прорезался! Еб твою мать! Ну, надо же!

Он уронил руки, хлопнув себя по обнаженным бедрам, и шагнул к Бонетти, скорчившемуся на полу, присел.

- Вот скажи мне, почему, чтобы достучаться до вас, - он постучал пальцем по лбу раба, - нужно обязательно люто вас пиздить и возить мордой по полу, а? Почему надо превращаться в зверя, чтобы вы услышали? Почему с первого раза не доходит?

Взяв его пальцами за подбородок, развернул его лицо к себе.

- Гордость тебе сохранить? На кой черт тебе здесь гордость? Ты думаешь, кого-то здесь будет хоть каплю волновать твоя гордость? Она здесь неинтересна никому, кроме тебя. Здесь всех будет волновать только то, как хорошо ты ебешься. Так что оставь ее себе, нянчи и пестуй, но не забывай, что мертвецам гордость уже на хуй не нужна. Я давал тебе шанс. Когда сидел вот там, - Красс ткнул пальцем в сторону кресла, - и разливался на все голоса, как ебаная птица Сирин. Но ты этот шанс предпочел просрать. "Решил сделать что-то сам"! - передразнил он. - У меня для тебя плохие новости: то, что ты сделал - хуйня!

Почти прокричав эти слова в лицо рабу, Фогран поднялся. Развернулся, чтобы отойти к столику и едва успел вовремя заметить хрустальный осколок на полу.

- Твою ж мать! - буркнул раздраженный парень, обходя столик с другой стороны. Подошел к дверям, стукнул по ним. Тут же заглянул охранник.

- Здесь стекло на полу, уберите немедленно, - велел Банши, ничуть не смущаясь собственной наготы.  - И Замените бокал. Нож дай.

- Си, синьор, - присвистнул охранник, сунул в протянутую ладонь Фограна нож, ухватил столик за ручку и выкатил его из комнаты.

Красс снова осторожно обошел ковер, на котором поблескивали осколки и упал в кресло, закинув ноги на подлокотник, поигрывая ножом, лезвие которого зловеще поблескивало в руках. Уже через минуту в комнату ввалился горничный с небольшим пылесосом, погудел им, почистив ковер, а заодно и пол вокруг. Сидящего на полу Медико он словно бы и не заметил, так же как и голого клиента. Горничный усвистел так же шустро, как появился, а следом снова вкатили столик, уже с новыми бокалами и даже, кажется, со свежей закуской. Бутылка коньяка точно была другой, непочатой, на что Фогран даже внимания не обратил, хотя дураку было понятно, что предыдущую попросту спиздили, а коньяк был более, чем не дешевый.

Дождавшись, когда обслуга закончит свои дела, Красс встал, подошел к Стефано, наклонился, ножом перерезав путы.

- Итак, шанс, - он назидательно поднял палец, - номер ДВА! Не просри хотя бы его. Третьего не будет. Я и так невзъебенно щедр. Исключительно, видимо, из-за твоих прекрасных глаз.

Банши не поленился подойти к выходу и отдать охране нож, после чего снова вернулся в кресло.

- Начнем сначала. Поднимай с пола свой хорошенький зад, налей нам коньяка и сядь,- он указал на пуфик. - Раздеваться тебе уже не нужно, этот этап мы преодолели, хвала богам. Сядь и коленки широко раздвинь, чтобы я хорошо тебя видел.


Пост №3 - Кло Фрессон

Было бы здорово, если бы при вызове к клиенту сразу давали исчёрпывающую информацию: кто такой, что любит, к чему готовиться. Или это лично Кло так не везло, каждый раз сюрприз. Поэтому и приходилось готовиться ко всему одновременно. С другой стороны, так проще: нет требований, нет проблем.

У Кло была собственная философия по поводу подготовки к встрече. Чистота, безусловно, важна, но абсолютная стерильность убивает на корню всю радость. Поэтому нужно было хотя бы немного попрыгать после душа, чтобы пахнуть собой, а не только мылом. некоторые спрашивали, почему Кло не наносит на лицо косметику и не педалирует женский образ, на что он всегда спокойно отвечал. что есть бабы с хуем, а он мужик с сиськами. Никогда женщиной себя не чувствовал, не стремился притвориться, да и операцию не собирался делать. Однако это неплохо продавалось, что тоже вариант, а перспектива рано или поздно всё сделать по-своему примиряла с внезапной харизмой почти третьего размера.

После перехода в категорию Gatto можно было ходить без охраны. На пунктуальность Фрессона никто не жаловался, так что подгонять смысла не было. Перед дверью в апартаменты клиента Кло поправил маску кота, взбил на груди оборки и кружева рубашки. Одно время думал, нормально ли будет в такой рубашке выйти на улицу, но раз увидел как это выглядит со стороны на брутальном волосатом мужике, прохохотался и решил оставить дресс-код Дома сугубо для Дома. Ну хоть бюстгалтер не приходилось носить, и на том спасибо — эту сбрую Кло ненавидел лютой ненавистью.

Он постоял ещё минутку, давая себе время собраться и успокоиться, деликатно постучался в дверь, получил что-то типа ответа, повернул ручку. Переступил через порог и с умеренным любопытством оглядел апартаменты. Кло не слишком трепетал перед нарочитой роскошью, с которой Дом обставлял апартаменты гостей, воспринимая это скорее декорацией к игре. А игры у каждого были свои.

Добрый вечер, — протянул Кло достаточно громко, чтобы его услышал гость Дома, которого он пока не видел, но в меру мелодично. Этот вступительный тон он репетировал отдельно и довёл до совершенства. Простые алгоритмы давали спокойствие, а некоторые клиенты были до такой степени неразборчивы и нетребовательны, что спокойно потребляли пачку штампов, предлагаемых Кло, радовались и просили ещё. Не с каждым прокатывало, но для старта, как тестовый вариант — самое оно.

Привет, — промурлыкал он себе под нос и улыбнулся под маской. А за спиной скрестил пальцы. Пожалуйста, пусть клиент окажется классным, а? Штампы надоедали даже тому, кто эти штампы придумал.

Отредактировано Том Кларк (2017-08-18 13:46:30)

0

3

Пост №4 - Мвбанга Джеро

Как Мвбанга набрел в каталоге на этого раба, так и вцепился, как клещ, взбудораженной фантазией. Смесь белого красавчика, с членом, яйцами, фактурой, и высокой женской груди, его потрясла и добавила невыразимых красок эротическим мечтаниям. Эк до чего белые додумались, совместить в одном флаконе все бисексуальные фетиши, - думалось, а рука, при этом, бешено надрачивала, распухавший только от представления обилия красочных вариантов, огромный африканский член.
Так что, как только, удалось купить экзота на ночь, так Джеро не мог уже ни ждать, ни спать, ни работать, захлебываясь слюной и грезя наяву. Это ж как можно было бы провзаимодействовать… И оттрахать тугую задницу, тиская в ладонях пышные персики грудей, и отсосать, наблюдая как колыхаются выпирающие мячики, и, даже, потолкаться меж ними толстым хером, сжимая тесно и пощипывая соски. Да и еще много же чего…
Так что взлетал в свою комнату Мвбанга изрядно разогретым, даже более – готовым лопнуть от распираемого жара, паровозом. И нервно торопя администратора, и бесясь от задержек в получении костюма, и медленности облачения во все эти прихотливые завязочки, пуговички, и пыхтя, расталкивая неторопливо фланирующих по лестнице, рабов, ну вот приспичило им вдруг именно в этот момент отправится куда-то по своим делам. Уффф… Наконец ввалившись в свой номер, он дернул с плеч и тесный камзол, и запинал под тумбочку щегольские туфли с пряжками, едва успел, а вот и ожидание закончилось – в дверь зашел долгожданный и мощножелаемый раб.
Что тут ждать? Трясти надо!
Только щелкнул замок, только певуче прозвучало приветствие, а Мвбанга уже черным, сметающим все на пути вихрем, метнулся к стройной фигурке, и варварски, нетерпеливо, рванул белые кружева и тонкую ткань рубашки, разом разрывая ее и являя на свет божий все богатство, что скрывалось под ней.
- Ебааать… правда сиськи! – восхищенным ревом повисло в тишине средневекового палаццо.
А после замерло, превращаясь в длинную и наполненную глубоким смыслом созерцания паузу. Как ценитель вмерзает в пол перед Джокондой или Венерой в Лувре и, не дыша, влипает взглядом, захлебываясь глубокой внутренней работой переживания, так и огромный негр впился глазами в бюст раба.
Пауза висела с минуту, облекаясь во множество полутонов темнеющего взгляда и загущающего воздух жара похоти.
- Да ты знаешь, какое же ты чудо? – сглотнув, протянул наконец, сдергивая маску с лица раба. – Раздевайся!
Джеро отступил на пару шагов, оставляя визитеру пространство для маневра, и продолжил есть его горячим взглядом - разделывающим, распинающим, мысленно трахающим во всех позах.


Пост №5 - Алвар Блэр

Он готов был кем угодно, хоть пылью под ногами своего мучителя, лишь бы только эта пытка не прекращалась. С ужасом, краем сознания понимая, куда именно умудрился вляпаться, Алвар сам и потакал палачу, отдаваясь желаниям неугомонного тела слишком рьяно и безрассудно. Ему действительно нравилось происходящее, как бы ни отрицал этот ужас, как бы ни вился от боли, и даже пытался вырваться то и дело. От себя бы все равно убежать не вышло. Так что, завалившись на бок, начав ощущать ко всему, чем упивался, еще и вибрацию штуковины, Алвар и вовсе окончательно потерялся. Он буквально растворялся в невыносимой похоти, двигал бедрами, смотря прямо перед собой ничего не видящими глазами. В кишках творилось невообразимое… Там будто бы поселился целый выводок змей и каждая извивалась по-своему. Каждая жалила, и сладость яда проникала прямо в кровь, вознося куда-то там до самых небес.
Когда нога даванула на живот, Алвар и вовсе забился, словно в предсмертных судорогах. Он глухо стонал, пытался орать во всю глотку, но куда там было. Еще серия оргазмов прокатилась по телу, выгибая его практически дугой, если б была на то возможность. Он призывно раздвигал ноги, метался, елозя лопатками, и дышать будто вообще не мог. Пытался раскрыть рот, и все забывал, что не может толком ни звука проронить. Зато отлично каждым движения тела показывал, как сильно сгорает от желания, как хочет, как мечтает, чтобы в зад запихнули еще что-нибудь. Порвали его в клочья, все что угодно, лишь бы только приглушить этот нестерпимый голод! Алвар никак не мог насытиться, и то, что он каким-то образом умудрялся кончать, приносило лишь крошечное коротенькое удовлетворение. После этого желания разгоралось только сильнее, сводя с ума, срывая крышу, унося в далекие дали откуда не вернуться. Он и не хотел возвращаться.
Неистово виляя бедрами, двигая задом, из которого текла смазка, он подчинялся, издавая какие-то жуткие гортанные звуки. Это было самым настоящим безумием, а когда его отпустили, так и вовсе сорвался, вытворяя такое, на что вроде и способен то совсем не был. Изнутри жгло, выбивая любые мысли, и действительно превращая в похотливое животное. Оргазмы накрывали податливое тело, и Алвар с жадностью принимал каждый, валяясь по полу, тряся лохматой головой, ударяясь то и дело, и все равно не прекращая. Он бы не мог сейчас остановиться, происходящее так увлекло, что захлестнуло целиком и полностью.
Встать на колени получилось далеко не сразу. Он попросту не понимал, чего именно желает мучитель. Слышал, а слова не доходили до расшатанного сознания. Смотрел пустым взглядом, и не видел. Пока боль от удара немного не отрезвила. И из прозрачной трубки не полилась новая порция мочи. Без всякого контроля, сама по себе потекла. Скосив взгляд, тряхнув головой, Алвар перевернулся сначала на бок, а потом с трудом сел, привставая после на колени, вытягивая спину, и заодно волнообразно сжимая игрушку, так, чтобы она проступала на поверхности живота.
Слова бы сейчас не имели ни малейшего смысла, или же могли подтолкнуть к чему-то еще. Медико не думал, он только рад был, что рот оказался свободен, и можно было сделать пару глубоких вдохов полной, тяжело вздымающей грудью.
- Хочу, чтобы синьор продолжил. Продолжайте! – прикрикнул с вызовом, так, будто бы сам здесь был хозяином положения и смел приказывать.


Пост №6 - Райли Мейсон

Райли поймал это взгляд и понял, что его дразнят. О, он рассчитывал на что-то подобное. И потому приготовил для юноши долгую пытку. Впрочем, сейчас внутри у мужчине больше бесновались дьяволы, вышедшие на первый план. Мысль об убийстве пришла сама собой. Следовало придушить эту рыжую похотливую дрянь, упивающуюся болью.
То, что Алвар мазохист, Мейсон ниcколько не сомневался. Его поведение говорило само за себя. даже теперь юноша пытался извиваться и подрагивал от игрушки внутри.
- Ты сучка… Моя сучка, запомни это, - пнув ботинком юношу на бок и тем самым давая отдохнуть после полувисячей позы, садист включил легкую вибрацию гибкой змеи, сейчас целиком находившейся внутри медико.
Длинный фаллос начал чуть двигаться, шевелиться, принося волны новых мучений, что заполняли живот рыжего недоразумения, расплавляя его в податливое тесто желания. Райли встал над Алваром и толкнул его лечь на спину, придавил ногой в центре пупка, добавил жужжания внутри и усмехнулся.
Сколько мальчишка выдержит? Когда его смелость отступит? Два часа? Три? О, хватит совсем немного, чтобы бедняга начал кончать неустанно задницей и взмолился. Но нет, его рот теперь не сможет издать ничего, кроме глухих беспомощных стонов. И все лишь на радость мучителю, которому нравится доводить свою жертву до обморока.
Да, именно так! Чтобы отключился и уже не двигался.
- Крути задом… Давай, моя сучка. Тебе же нравится, я знаю, - Hайли еще сильнее давил, смотря на юношу, а потом отпустил, позволяя кататься, как течной кошке, по бетонному полу. Ярко-рыжие кудри метались из стороны в сторону, пальцы так и тянулись поднять шкалу вибрации на пульте, но пока Мейсон медлил и просто наслаждался зрелищем, предназначенным ему самому.
Вряд ли он стал бы отрицать, что получает несказанное удовольствие от издевательств над другим человеком. Способность принимать чудовище внутри, пришла к Мейсону не сразу. Он и теперь не до конца разобрался в том, что заставит его удовлетвориться раз и навсегда.
Пока же сексуальные игры приносили видимое облегчение и отвращали от убийства людей. Вот где адреналин взлетал до небес…
- Красивая блядская кошка, поднимайся на колени и покажи мне, что ты умеешь, - потребовал мужчина, беря жесткий стэк и проводя по бедру юноши, как будто подначивая его на новую игру.
Конечно, в ней участвую двое. И конечно, жертве можно проявлять норов для того, чтобы добиться от хозяина хоть малейшей милости. Право, у каждого поддонка есть свои правила. Стэк подцепил член Алвара с торчащей трубкой. Поиграл с ним.
- Или я тебе заткну пипирку и лишу возможности ссать. Ты сдохнешь мучительной смертью, маленькая рыжая бестия… - Райли грубо саданул по заду юноши, оставляя красный кровавый след. В голове появились картины подвешивания, крюков и всякого художественного шитья…
Следовал сдержаться, но мужчина уже гладил фантазии и подгонял их к реализации… А пока он с ненормальным возбуждением решил освободить рот от игрушки…
- Хочешь мне что-то сказать? – спросил, становясь на колено и хватая медико за лицо.

0

4

Пост №7 - Марк Серсен

и жизнь похожа на сценарий очень страшной сказки
©из песни

Пять... лет?!
Не может этого быть. Люди столько не живут. Не во включенной мясорубке.
Марк уронил лицо в подушку и медленно сжал зубы, закусывая ткань. Заторможено покачал головой. Он не ставил условия. Он вообще сейчас ничего не ставил, только ронял. Ужасное прикосновение пальцев, обтянутых латексом. Как будто к коже прикасается манекен. Попустительством божьим оживший манекен.

Он лихорадочно листал мысленные запасы конспектов. По всему выходило, что ему нужно сейчас расслабиться усилием воли. Марк умел расслабляться, он умел это делать очень хорошо, не раз доводил до истерики с брызгами слюны тех, кто ждал от него другой реакции — лежал кисель киселём. Но не сейчас. Его изводила банальная низменная жажда дозы. Напряжённое тело как доска, только вздрагивающая доска, звенящая от малейшего прикосновения. Он только ожесточённо жевал край подушки, когда рука Дана (2? Точно 2?) добралась до члена и погладила.

Буду, — обречённо ответил Марк.

Да, он будет продолжать утверждать, что он не мазохист. Он не верит во все эти сопливые причитания «ой, моё тело меня предало». Его тело никогда его не предавало, оно было логичным и простым, как хороший качественный инструмент. Как и любой инструмент, оно иногда артачилось, иногда его приходилось чинить, иногда оно доставляло радость, иногда — проблемы. И как у любого инструмента у него имелись особенности и недостатки. Сейчас это была старая память, старые почти стёртые из памяти, но не забытые привычки и опустошающая тяга к наркотику.

Нннн... нет, — сдавлено выдохнул Марк, — нет, я не... не бедный... не несчастный... я не одинокий, я не... не покинутый!

Его не бросили. Его просто пока не нашли. Его ищут. Его найдут, а значит, нужно держаться. Просто нужно продержаться. Ещё. Немного. Чтобы не зря искали. Когда парни его найдут, всё будет хорошо. Всё можно вылечить. Всё можно исправить. Его ищут. Его освободят. Спасти рядового Серсена. Из груди вырвалось глухое рыдание и тут же оказалось схвачено, скручено, насильно впихнуто обратно в горло. Марк судорожно вцепился в цепи, удерживающие руки.

Он получит дозу. Получит... Если сможет кончить? Он снова попытался взять себя в руки. В голове кто-то скучным голосом, как будто читал по бумажке, докладывал о положении вещей. Мол, так и так, положение серьёзное, но не безнадёжное, вообще-то могло быть и хуже. А стыд не дым, глаза не выест. Выше нос, Французский Легион! Только тебе и биться с легионами ада. Легион идёт войной на Легион. Это война, детка, это всегда сделка с совестью! Могло быть и хуже, он мог поставить условием «если сможешь НЕ кончить» — и ты бы кровавыми слезами умылся. А так — выше нос, рядовой!

Марк не дёрнулся, когда почувствовал первый порез. Он его, скорее, угадал по холодному острому касанию. Скальпель не должен резать больно. Это скальпель, он создан для того, чтобы при разрезе наносить как можно меньше физических повреждений. Рисунок небольшой, немного тонких линий, всего лишь немного тонких линий. Марк отчаянно стиснул зубы, чувствуя, как неприятно намокает во рту ткань.

Боль, всего лишь томно разлитая во всём теле, встрепенулась и начала разворачивать щупальца где-то там, на спине, справа. Если повернуть голову и скосить глаза, наверняка можно будет краем глаза увидеть, как за плечом клубится мрак, из которого остро жалит металлом кожу. Марк очень старался не поворачивать туда голову, не смотреть, и чем больше старался, тем сильнее его тянуло. Повернул и окостенел. Взгляд глаза в глаза... Он никогда не видел, чтобы Карлайл плакал. Только один раз, тогда, перед смертью, одна единственная слеза. Вот примерно как сейчас. И лицо такое же, мёртвое. Высокий лоб пересекает красная линия.

Марк тяжело потянул воздух в лёгкие, с хрипом. Кожа натянулась, в неё тут же весело вцепилась боль, всеми острыми жвалами. Воздух оказался вязким и горячим, с солёным медным привкусом.

Пожалуйста, скажи, чтобы он ушёл, — попросил он, зажмурившись. Когда открыл глаза, Карлайла не было. — Спасибо...

Стало немного легче дышать. Боль никуда не делась. Марк снова попытался расслабиться и сипло застонал сквозь зубы.


Пост №8 - Дин Крайтон

Люди - живучие существа, наверное, даже более живучие, чем тараканы. Они умеют подстраиваться под ситуации и выживать в новых условиях, даже, казалось бы, в таких, из которых нет выхода. Не все, эволюцию никто не отменял, но Дин смог. Он привык жить и работать в доме, он оставил идею связаться с матерью, она обязательно захочет увидеться, а как ему объяснить отказ, и как объяснить, почему он несколько лет не выходил на связь. Нет, пусть лучше считает его пропавшим без вести, чем узнает, что он зарабатывает проституцией.

Интересно, а куда потом деваются рабы? Ведь не вечно они пользуются популярностью у клиентов. Отпускают или...?
Дин тряхнул головой и улыбнулся, какой смысл думать о своем будущем в таком ключе. К моменту пенсии раба он намеревался дослужиться до коломбины и обеспечить себе достойную свободную старость.  И все же из головы не шла идея стать фотомоделью, ведь, наверное, с мастером можно договориться, чтобы в нужные дни отпускал на фотосессию. Наверное. Пока этот вопрос оставался открытым, а вот нужный человек подвернулся сам.
Дину нравилось в выходные гулять по городу, конечно, в Венеции было слишком много туристов, но в принципе на них можно было не обращать внимания, все же какая-никакая, а свобода. Мужчина сам заговорил с ним, когда Дин сидел в одном из кафе с чашкой кофе, рассматривая воду в канале. Он представился Вито, и по рассказам оказался довольно известным фотографом в узких кругах. Крайтон понятия не имел, кто сейчас на пике моды, он давно перестал следить за фото в модных журналах, а мечта становилась все более призрачной и недостижимой. И вот теперь все вновь вспыхнуло яркими красками. Дин согласился встретиться еще раз, поговорить более обстоятельно по поводу фотосессии. Мастера ставить в известность он пока не стал, мало ли, вдруг ничего не выгорит. Сначала надо договориться, а уж там что-нибудь придумает.

Сейчас он сидел напротив Вито в ресторане и рассматривал его работы. Внутри поднималась волна восторга, неужели он снова сможет заняться любимым делом. И в этот раз, если фотограф предложит переспать, он не станет колебаться, не допустит ту ошибку, которую сделал когда-то. Отношений Дину не хотелось, как и вообще любых физических контактов, секса ему по горло хватало и в борделе, но ради мечты он готов был на многое, даже играть роль влюбленного.

Дин поднял взгляд и у столика рядом с окном увидел знакомый силуэт. У него даже голова немного закружилась, когда он узнал человека. Это был клиент дома - Морган, имя он помнил до сих пор, как и ту ужасную встречу, которая случилась несколько лет назад. Это был тот самый клиент, за которым Дин систематически подсматривал, пока не попался на этом постыдном занятии.
- Вам нехорошо? Вы сильно побледнели, - Вито с участием вглядывался в лицо собеседника.
- Нет, нет, все нормально, видимо, от духоты голова закружилась. Было бы здорово, если бы мы ушли в кафе на улице.
Любое кафе, лишь бы подальше отсюда.
Такого поворота Дин не учел, еще ни разу в толпе туристов он не сталкивался с кем-то из посетителей борделя, поэтому не допускал даже мысли, что такое возможно. Ситуация была опасная, похожая на ловушку, если Морган его заметит, то он может все испортить - сорвать договор или, еще хуже, узнав о сути беседы, рассказать Мастеру раньше, и совсем не теми словами, которые собирался сказать сам Крайтон. Ни того, ни другого допустить было нельзя.
Поспешно вставая с места, Дин закрыл лицо ладонью, будто держался за больную голову - он прикрывал лицо, чтобы не быть узнанным.


Пост №9 - Davie Asher

Ситуация стремительно выходит из-под контроля.
Эшер не уловил момент, когда это всё вдруг перестало быть всего лишь собственноручно затеянной игрой. Когда он, изрядно подрастеряв в трезвости и самообладании, оказался так близко от грани, за которой соблазнительно маячит опасность угодить в самостоятельно расставленную ловушку? Таращило настолько, что мужчина уж было начал прокручивать в голове события ужина – точно ли он даже не откупорил флакончик с наркотической дрянью и точно ли не хлебнул сам из бокала жертвы своей шалости. Мозг упрямо твердит "да, точно, это всё виновата эндокринная система", и не то чтобы это успокаивает. Сейчас Дэйв где-то на периферии сознания только надеялся, что к утру наваждение пройдёт, а то не хватало ещё увязнуть в этом сумасшествии.
Дыши. После мысленной команды диафрагма исправно расширилась, заполняя воздухом горячую грудь.
Все сомнения издохли в мучениях, стоило только взгляду, жадно считав густой румянец на русских щеках, наткнуться на острый, обжигающий блеск Сергеевых глаз, от которого вдруг стало жарко где-то в области солнечного сплетения. Вот чего не хватало вдобавок к болезненному стояку. Эшер поджал губы, слыша тихий плеск алкоголя у себя в рюмке, и сглотнул, боясь пошевелиться – вдруг ещё спугнёт внезапно осмелевшую руку парня.
Одиннадцать. – Локальное цунами внутри одного конкретного организма возвестило о том, что теперь у Эшера появилось новое любимое имя числительное. Веки медленно опустились. Дэйв мысленно сосчитал до десяти, не помня ни того, что официант, так и не дождавшись полного заказа, отошёл, ни того, что хотел какого-то там мороженого. Взять себя в руки и не перевернуть идиотский стол, адово мешающий смять чужие губы – всё, что импульсами возникает в голове.
Когда журналист вновь открыл глаза, намерения в них читались уже совершенно чётко. Настолько, насколько Эшер сам их понимает, ибо это определённо не желание наброситься и взять, но и на желание отдаться не сильно-то походит. Даже не думая сейчас нырять в самокопание, мужчина молча перехватил едва заметно подрагивающие пальцы Резникова и потянул их себе в рот.
Что ты за существо. – Хрипло и низко, глядя с нетерпением и укором – если бы не Резников, ведущий бы так не напился. Пальцы, длинные и тонкие, легко вошли меж всё ещё влажных от алкоголя губ и мягко легли на язык. Настойчивее расталкивая колени русского своим, Дэйв подался вперёд и втянул щёки, ныряя кончиком языка между пальцев. Выдержки хватило ровно на два движения головой, десяток ударов сердца и ни одной попытки моргнуть.
С тихим выдохом несильно сжав зубы на подушечках чужих пальцев, Эшер, перехватив ладонь своей, резко поднялся и увлёк за собой Серёгу, мысленно благодаря заведение за отсутствие необходимости возиться с оплатой счетов сию же секунду. Крупная синяя роза мигом оказалась в свободной руке, отмечая траекторию движения едва заметным цветовым шлейфом перед расфокусированным взглядом. Болезненное нетерпение – отличный повод не пить последнюю стопку огненной.
По коридорам шёл быстро, опережая Резникова как минимум на шаг, но не допуская до того, чтоб русского приходилось за собой тащить. Игнорировал встречных, стараясь не думать о том, что следом наверняка идёт охрана. Дверь своего номера открыл с ноги, махнув ключ-картой, скрытой в пальцах за тугим лазурным бутоном.
Свет не зажёг, у кровати не остановился – не сбавляя темпа, на ходу кинул розу на белоснежные подушки и повёл Резникова прямиком на террасу, за которой красноречиво бушует стихия. Сладкий, густой аромат озона ударил в голову, не отрезвляя, но только отнимая последние крохи самообладания. Открыл окно, сдвинул в сторону решётку, перехватил русского за тонкую талию и вжал спиной в высокий надёжный борт, спиной к грозе, лицом к лицу, телом к телу. Наконец-то.
Пальцы впутались в жестковатые короткие волосы, сжались и потянули, плавно, мягко, не причиняя боли. Пьяный взгляд помутнел от вида крупных капель, разбивающихся о чужое лицо, частично выглянувшее из-под крыши.
Яд. – Прошелестел неслышно, будто и не он вовсе, а ливень, само собой. Отпустив Сергеевы волосы, Эшер вжался голодными губами в бьющуюся жилку на шее, ныряя ладонью меж тесно прижатых друг к другу животов вниз, минуя застёжки на брюках и ткань белья.

0

5

Пост №10 - Сергей Резников

Отклик на ответ пришёл незамедлительно. Интимный, откровенный, кокетливый и обесбашенный, как реакция подростка на предложение трахнуться. Вся эта игра и возня под занавесом скатерти цепляла за душу крючьями, вытягивая на поверхность благополучно, как казалось, забытое, трепетное, безрассудное, вынуждая краснеть от смущения и трепетного ожидания чего-то искристого и радужного. Невольно краснея, как девчонка-целочка, Сергей еле сдержался, чтобы не перехватить чужое колено своими, удержать его ещё на один краткий, бесконечный миг. "Чёрт, забористая мне попалась сегодня дрянь. Странно,что ещё ширинка не дымится от возбуждения" - подумал он про себя, гуттаперчиво принимая правила игры. Наличие наркоты в крови объясняло всё: участившийся пульс, легкую пока что тесноту штанов и тянущую тяжесть в паху и неуёмное желание прикоснуться, огладить, собрать на крылья носа аромат кожи и парфюма, попробовать на вкус пухлые, блестящие от мясного сочка губы, заглянуть в глаза, узнать, правда ли один из них с зелёными вкраплениями или это только иллюзия, игра подсветки и теней.
"Главное ко всему этому не привыкать."
Лазанья податливо таяла на языке, очаровывала вкусом. Не менее очаровывало и мяско, кусок за куском исчезающее в белоснежных зубов. Фантазия упорно рисовала пошловатые образы и отбрыкиваться от них становилось труднее с каждым вдохом. Словно сам воздух в зале пропитался не только ароматами изысканной жратвы, но и пряным мускусом похоти. Алкоголь не помогал отрешиться от реальности. Он скорее работал, как катализатор: путал мысли, обострял желание, подстёгивал озверевшую в конец фантазию, извращал восприятие. Или во всём был виноват наркотик?
Десерт? Кофе? Я до смерти хочу кокосового мороженого
"Тебя!" - чуть не сорвалось с кончика языка. Сергей не осознавал, что лихорадочный заинтересованный блеск его глаз выдаёт его с головой. Другое дело наметившийся стояк, натянувший ширинку, но он скрыт от чужого взгляда пологом скатерти. Пока скрыт. "Это всё наркота." - цепляясь за оправдание, Сергей поспешил наполнить водкой опустевшую рюмку клиента и откровенно любуясь алыми всполохами румянца на его скулах, накрыл его пальцы своей ладонью, протянув руку через стол.
- Одиннадцать. - хрипловато выдохнул он, чуть стискивая мужские пальцы. Русский не врал. Спать сейчас хотелось в последнюю очередь. Точнее совсем не жаждалось. Куда привлекательнее выглядела надежда смять это подвыпившее тело кольцом своих рук, сорвать жадными пальцами одежду, словно упаковку с подарка и опрокинуть на постель. Ну или к стене прижать собой. Или...


Пост №11 - Дрейк Фогран

Вряд ли что-то на этом свете было важнее для братьев Фогранов, чем такие моменты единения, когда все мироздание сужалось до двух тел. Переставало существовать все на свете кроме одного дыхания на двоих и двух сердец, бьющихся, как одно. Дрейк был готов поспорить, что в такие моменты переставал быть самим собой и становился Крассом - чувствовал его, как себя, за него дышал, стонал и извивался от наслаждения. И не было ясно, где чьи руки, чьи стоны громче и чьи губы начинают поцелуй. Был только один на двоих организм, сотканный из плоти, крови и страсти - и это варево кипело, как ядро, вокруг которого крутилась вся бренная вселенная.

Они кончили друг за другом, делясь порциями спермы, как самыми высшими наградами. Дикий животный темп со стоном Дрейка сбился в момент кульминации, когда он, вжимая брата в постель всем весом и силой рук, задержался в очередном толчке на пике - так глубоко, как только был способен проникнуть. Наполняя собой любимого, вновь словно помечая брата: мое. Его мальчик, полный его спермы. Принадлежащий ему каждой клеточкой своего тела. Все еще кончая внутрь, Дрейк шипел от удовольствия и боли заработанного укуса, тут же поймал губами этот дерзкий, кусающийся рот, впиваясь в губы Красса крепким поцелуем, заглушая в нем его стоны, которыми питался, не желая делиться с миром даже звуком его голоса. Это были стоны для Дрейка, только для него одного, вместе с оргазмом достигающего пика собственничества к брату.
- Мой, - выдохнул он в его губы, замирая над братом и глядя на него расфокусированным взглядом.
Мир восстанавливался из лоскутков постепенно. Этого времени хватало, чтобы унять дыхание. По-прежнему всем весом вжимая в постель Красса, Дрейк отпустил его запястья, безжизненно расслабляя свои руки; опустил голову, лбом на подушку под головой брата, укрывая его собой и по-прежнему не вынимая члена, который медленно слабел внутри любимого. Горячие тела, глянцевые от выступившего пота, остывали, становясь липкими.
Дрейк слушал стук сердца Красса, словно это была мелодия, которая никогда не надоедала. Прислушивался к дыханию брата, ощущая, как под его собственной грудью поднимается вдохом грудная клетка младшего. Ничего не говорил, не двигался, не размыкал смеженных век, прислушивался к своему телу и телу любимого под собой и мерно дышал запахом их любви с примешавшимся ароматом парфюма. И был в этот момент покоя, единения и полного отсутствия мыслей абсолютно счастлив.


Пост №12 - Стефано Бонетти

На то, чтобы осознать возможные непоправимые последствия своей импульсивной выходки, Бонетти хватило каких-то полсекунды. По мере того, как кровавое пятно расползалось по кружевам, а темная струйка на манер браслета облизнула запястье, в ошарашенном эмоциями мозгу забилась мысль, что это - не самый лучший выход. Используя эту дверь, он лишается возможностей найти другие. Пусть не сейчас, не завтра, но...
Сбивший с ног кулак Форгана и последовавший за ним удар об пол окончательно поставили мозги на место. Голова загудела и перед глазами заплясали мутные темные пятна, а когда рассеялись, над ним с пугающей четкостью нависало перекошенное, изуродованное злобой лицо. Добрая половина слов, что Форган с яростью выплевывал ему в лицо, не достигла замутненного сознания и осела лишь слабым смыслом: гость в бешенстве. Что именно вывело из себя еще минуту назад спокойного человека: то, что новоиспеченный Медико не проникся его речами и поступил не так, как ожидалось, или же просто возникшая опасность того, что раб все-таки истечет кровью прямо за столом и необходимость предотвращать последствия? Кажется, на эти вопросы ответ знал только Фогран, но делиться с Бонетти своими соображениями не торопился.
Смятое, сыроватое от пятен кружево уткнулось под нос и несостоявшийся самоубийца судорожно вдохнул душноватый запах крови. И следом - жадно, отчаянно, хватая воздух ртом и выгнувшись, когда пальцы внезапно сомкнулись на горле, обрывая дыхание. Окровавленные пальцы впивались в ладони, каблуки со стуком, врезаясь, скользили по паркету, а кровь в висках стучала сильнее с каждой лишней секундой, пока Фогран играл в бога, на живом примере демонстрируя боль и ужас смерти. Стефано расжимал наливающиеся синевой губы, силясь вытолкнуть одно короткое "Нет", но даже оно не могло протолкнуться сквозь плотно сжатые пальцы. В висках и глазницах пульсировало давящей, тупой болью, легкие разрывались от нехватки воздуха, гортань, казалось, вот-вот треснет от давления. Паника накрыла с головой, Бонетти с отчаянной силой молотил костяшками по полу, силясь вырваться из-под навалившегося тела Фограна, но перед глазами начали распускаться непроницаемо-черные цветы и темные глаза итальянца закатились, а тело обессиленно обмякло.
Он не позволил толком провалиться в забытье. Лицо вспыхнуло от жестких оплеух, рот наполнился слюной с металлическим привкусом. Задыхаясь, борясь с разрывающей горло болью, Стефано едва осознавал, куда его оттаскивают и что вообще происходит. Окончательно пришел в себя только когда спину и ноги лизнула прохлада пола. В неудобно заведенные наверх руки впивались швы измятой, в бурых пятнах тряпки, некогда бывшей белоснежной сорочкой. Вцепившись пальцами в ножку кровати, он обретающим осмысленность взглядом впился в раздевающегося Фограна, продолжавшего сыпать оскорбления и угрозы в адрес и так уже поверженного и униженного осознанием собственной глупости итальянца. Выглядел он... безумным. Стефано переварил сказанное и выдохнул, рванувшись в самодельных путах. По смуглому поджарому телу пробежала дрожь, но не озноба, а неприкрытого отчаяния и боли от раненого самолюбия.
- Я! Не хочу! Сдохнуть! Не здесь! И я никогда не говорил... Не говорил, что особенный и не выражал презрение. Не приписывай мне того, чего нет и не было, - голос сорвался в крик, ярость и волнение захлестывали с головой, перехватывая и без того сбитое, болезненное дыхание, но Бонетти все равно казалось необходимым высказаться. Отмыться от несправедливого обвинения. - Я не знаю, каково это. Мне страшно, черт возьми! Ты описал путь по всем кругам ада!- жгуты болезненно впились в запястья, Медико бился на полу, силясь принять хоть сколько-нибудь достойное положение, чтобы не валяться распростертым в ногах гостя разбитой куклой.
- Я не хочу умирать, - повторил внезапно севшим, притихшим голосом, не спуская с Фограна глаз. - Это было глупо. Я просто... попытался сделать что-то сам. Принять решение. Поспешное, глупое, но свое, - он перевел взгляд на сжатые в кулак заляпанные размазавшейся подсыхающей кровью пальцы и с отчаянием помотал головой. - Но я не могу... так. Дай мне шанс. Я хочу выжить. Ты сказал, что... есть выход и ты можешь... быть союзником...
Бонетти наконец удалось подтянуться и принять более-менее полусидячее положение. Согнув ногу в колене, инстинктивно прикрывая пах, повел плечами и взмахом головы отбросил упавшие на лицо тяжелые пряди, глядя исподлобья:
- Один шанс. Позволь мне... сохранить остатки... гордости и... не быть изнасилованным тростью на полу, - Стефано перевел дыхание. Каждое слово давалось ему с заметным трудом и дело было не только в передавленном горле. Закрыл глаза и выдохнул чуть слышно. - Прошу тебя.

Отредактировано Том Кларк (2017-09-08 18:38:50)

0

6

Пост №13 - Меркуцио Марра

Он забрал из рук Медико неаккуратную пачку и вернул её к себе на стол, мысленно вычёркивая из своего дня ещё пятнадцать минут на то, чтобы вновь рассортировать все документы. Пара листов залетела под стол, ещё пара – в угол комнаты; собрав их все, Меркуцио, ощутимо хромая после целого дня, проведённого за столом, убрал всё это произведение бюрократического искусства в один из безликих серых ящиков с нацарапанной на нём куриной лапой пометкой, расшифровать которую мог только сам хирург, да и то не всегда. Он полагался на мышечную память больше, чем на зрение, а за тот отрезок времени, что он провёл в Доме, рутина не поменялась, вынуждая руки действовать отдельно от головы, и освобождая её для более важных занятий.
С другой стороны, жаловаться ему было грех: у рабов каждый божий день были нововведения и сюрпризы, но каждый первый из них с радостью променял бы свой аттракцион на непыльную работёнку за столом, будь то письменный или операционный. Последний был чуть более пыльным, на котором он потом сшивал порванные в процесе условного наслаждения сюрпризами сухожилия.
- Юморист, - негромко бросил Марра, возвращаясь за стол, и чуть тяжелее, чем обычно, опускаясь на стул, упираясь в стол обеими ладонями. – Как получишь сложный открытый перелом со смещением, тогда и приходи... но раз уж ты меня предупредил, пропишу тебе связывание в качестве лечебной процедуры. Чтобы кости на место встали.
Он бросил взгляд на часы на запястье: до прописанного регламентом перерыва на ланч ещё оставалось добрых полчаса. Ещё минут пятнадцать, и можно привычной неласковой формулировкой отправить за кофе Антонио. Нога отказывалась работать, как ей полагалось, и Марра сомневался, что выдержит путь до кофемашины и обратно, и при этом оставит себе достаточно времени на непосредственно ланч. Незаметно закусив губу изнутри, он вытянул ногу под столом, обеими руками сжимая икру: нога с готовностью отозвалась тупой ноющей болью.
- В замкнутом пространстве сплетни распространяются быстро. Я слышал про тебя, да. И про приключения твои. Всё жду момента, когда ты ко мне на стол попадёшь. Можно сказать, дни в нетерпении считаю.
Меркуцио поморщился, когда особо болезненная точка взорвалась тысячей горячих иголок, вонзившихся под кожу изнутри. Дёрнув, - снова физическая память, - ящик стола вслепую, нашарил пустую пачку обезболивающего.
«Дьявол».
- Побудь героем, – Марра смазано мотнул головой куда-то себе за спину, в сторону стеклянного шкафчика на стене. – Достань, ммм, маленькую красную коробочку. И не вздумай дурить, у меня там всё посчитано, а твоё имя я знаю, - нашарив в кармане халата ключ, он перебросил его любопытному рабу.


Пост №14 - Тайтес Фредерик Кэмпбелл

Завершение крупной сделки, сулящей многомиллионный доход, партнеры решили скрепить виски, который Тайтес, к его сожалению, пить не умел, пьяным с трудом себя контролировал, а поутру нередко страдал провалами в памяти. Не смотря на предательские особенности организма, в этот вечер он пустился во все тяжкие, а его давний друг с проблеском седины и хитроумной улыбки этим умело воспользовался.
Под предлогом посещения нового ночного клуба, Бьёрн вывез медленно доходящего до конечной кондиции Тайтеса в так называемый Дом Забвения, о котором герцог, разумеется, ничего не знал. На все вопросы: «Куда мы едим? Почему так долго? Кто все эти люди и где клуб?» Бьёрн изворотливо отвечал, суля небывалые ранее наслаждения и неизгладимые впечатления на всю оставшуюся жизнь.
Уже очень давно прожжённый жизнью ловелас рассмотрел в герцоге нечто такое, что, при каждой новой встрече, заставляло сомневаться в ориентации Тайтеса – существа, по сути, одинокого, сотканного из предубеждений, страхов, совершенно не умеющего самостоятельно выпускать пар и расслабляться. Бьёрн совместил приятное с полезным: проверяя свои догадки, он автоматом приобретал небывалый по скандальности компромат. На всякий случай. Бизнес - дело грязное.
Нужно было что-то совсем свежее, не сломанное, не потрепанное, с характером и желательно с припиской «актив». Умелые руки и язык закоренелый вуайерист и педераст увидел в рабе по имени Данте, которого и заказал, умолчав о титуле и социальном положении своего порядком поднабравшегося друга, даже не подозревавшего, что где-то глубоко в нем якобы сидит росток содомии.
В ожидании чего-то, Тайтес прилег на огромную кровать с резным изголовьем, красивым балдахином и немного задремал. Он буквально утонул в мягкости и облаке запаха свежевыстиранных простыней. Тело и веки тяжелели, начинался медленный и при этом сонный отходняк. Сейчас бы крепкий кофе или новую порцию виски. Кофе не наблюдалось, зато на тумбе красовались притягательная бутылка бурбона, стакан, пепельница и новая пачка Мальборо.
- М… - отозвался Тайтес на стук, продолжая лежать в растрепанном виде, – кофе?
Он лениво открыл глаза. Очертание комнаты медленно проступили из уютного полумрака. У двери стояли двое. Их он принял за причудливо одетую прислугу, а известный среди извращенцев бордель за гостиницу.
- Хорошего вечера, синьор. Ваш кофе, - со смешком проговорил охранник и, закрыв массивную дверь, оставил «кофе» наедине с Тайтесом.
Потерев ладонями лицо, герцог сел на постели и туповато вытаращился на высокого мужчину в безобразной маске чумного доктора. Это шутка такая? Руки машинально потянулись к бутылке. В тишине послышался тихий чпок. Тайтес откупорил бурбон, и вновь замер, пытаясь сложить вместе всё то, что слышал и видел, пока его волокли в номер. Странное чувство, что он попал в далекое прошлое, только усиливалось.
- Вы не кофе, - заметил герцог и приобнял бутылку, - если так, то кто?
Терпкие пары, поднимающиеся из горлышка, одурманивали, прогоняли сонливость. Тайтес пригладил полы мятой рубашки цвета фиалок и, встав с кровати, хотел было направиться в уборную, где надеялся увидеть душевую кабинку. Холодный душ был бы кстати. Но так и не свернув в намеченную сторону, он остановился напротив человека в маске и, ухватившись за длинный, крючковатый нос, медленно потянул ее вниз.
- Массажист, прислуга? - смотря пьяными, блестящими глазами, Тайтес решил поиграть в угадайку. Отпустив нос маски, забавно спружинившей обратно к лицу незнакомца, он продолжил, - бариста, бармен, официант? Немой?
Голос был мягкий, хрипловатый, такой же утомленный, как и он сам. День длился бесконечно долго, а ночь и вовсе казалась нескончаемой. От массажа Тайтес явно не отказался бы, как и от варианта хорошенько выспаться, а уж завтра... кое кому придется многое объяснить.


Пост №15 - Кристофер Хант

Мать как-то напророчила ему после очередного визита к директору: он, Крис, обязательно закончит плохо, если будет продолжать в том же духе. Он закончит плохо, как пить дать, он станет наркоманом, проведёт остаток жизни в тюрьме или умрёт в какой-нибудь сточной канаве, получив ножом под рёбра в очередном притоне. А ведь мог бы, говорила она с надрывом, добиться больших высот. Мог бы выучиться и получить хорошую, надёжную работу. Мог бы стать, как отец - уважаемым, видным человеком, хозяином жизни.
Ах, мама. Она всегда думала о нём лучше, чем он был на самом деле. Знала бы она, где её дорогой сын в итоге окажется.
Крис скрипнул зубами, цепко оглядывая бар. Мысль была бы смешной, если бы не действовала на нервы так сильно: пророчество сбылось лишь частично. Закончил он, безусловно, плохо, только не в тюрьме и не в притоне.
А в борделе.
В чёртовом. Мать его. Борделе.
И если бы ещё по собственному желанию.

В голове билось почти непрерывно: сука, ну какая же сука, ну. Не мать, конечно - дражайший босс. Крис смотрел на эти вычурные интерьеры - и злился. Смотрел на все эти хреновы рюшечки и кружева в одежде - и злился снова. Смотрел на охранников и на камеры наблюдения - и злился так, что кулаки чесались немедленно, сию же минуту с кем-нибудь подраться до кровавых соплей. Сука, думал он, с бесконечным удивлением понимая, что его, такого хитрого, такого полезного, такого незаменимого - просто выбросили за ненадобностью, наплевав на все прошлые заслуги. Ну какая же, твою за ногу, сука.
Он, наверное, понял бы даже, если бы его пристрелили. Они могли бы победить в этой войне, вместе, разобрали бы этот идиотский город на кусочки, залили бы улицы кровью. Они могли бы победить, Крис знал. Что с того, что он поразвлёкся немного с той маленькой шлюшкой? Кто же знал, что она не будет помалкивать в тряпочку, как приличным девочкам полагается, а расскажет всё любимому папочке, наверняка навешав попутно тому на уши развесистой лапши? А папочка потом, конечно, обиды не стерпел. Бывает. Случается всякое, в их-то бизнесе, верно?
Но он бы понял, если бы ублюдок просто его прикончил. Правда. Ошибки такого рода Давиде Маркони подчинённым, как правило, не прощал. Крис просто надеялся, что будет исключением.
А вот то, что Маркони сделал вместо того, чтобы пустить ему пулю в лоб - это было... ладно, это было довольно изощрённо. Поместить его в закрытый бордель в качестве живого товара, лишив его связи с внешним миром и доступа к оружию, телефону и счетам в банке - ход подлый и эффективный. Крис бы поаплодировал, если бы босс проделал это с кем-нибудь другим. Это всегда случалось с другими, с проигравшими, с теми, кто не умел как следует дать отпор - так почему теперь проигравшим оказался он?..

Чем-то это походило на армию: здесь были свои законы и правила, за нарушение которых немедленно настигали последствия. Ему сказали, что он теперь раб (Крис едва не расхохотался от того, насколько порнушно это звучало), и что делать он должен то, что ему приказано. Он молча выслушивал все поступающие ему инструкции, запоминая на будущее, чтобы позже научиться все эти правила обходить - и мысленно представлял себе лицо Давиде. Представлял, как сдирает с этого лица кожу - ногтями, зубами, ножом, - и ему становилось легче. Он перебирал в голове способы, которыми можно убить человека (весьма конкретного), в красках воображая каждую кровавую деталь. Это было сродни медитации. Делало его новое положение терпимым. Примиряло с ограничениями. Почти.
Он, правда, всё равно подрался с охраной: хотел выпустить пар и проверить на практике, как далеко ему позволят зайти.
Вывод: не слишком далеко. Рёбра до сих пор болели. Но Крис проверкой остался удовлетворён.
Чертовски хотелось выпить и закурить, и он, забываясь, шарил порой по штанам в поисках кармана с заветной пачкой. Не было ни карманов, ни сигарет, и выпить в баре не наливали, говоря, что "Медико" не положено. Даже в бар-то заходить не положено было, кажется, но останавливать его никто не стал. Только один охранник прицепился было - пришлось сказать, что он идёт к клиенту.
По скулам у Криса ходили желваки. Когда бармен отказался налить ему виски, он раздумывал с пару секунд, не ввязаться ли в новую драку.
Потом решил, что с этим можно повременить. Желаемую выпивку можно было получить и по-другому.

Потенциальный "клиент" (Крис всё ещё не привык думать об этом всерьёз) сидел за стойкой. Крис внимательно за ним понаблюдал пару минут. Затем решительно подошёл со спины, наклонился к уху и сказал требовательно:
- Закажи мне выпить. Ты не представляешь, каково быть трезвым в этой дыре.
Сработает или нет?

0

7

http://www.lesfeeriesdubocage.com/wp-content/uploads/2012/12/barre-separateur.png

Выбираем три понравившихся поста, свой выбор прячем под хайд.

0

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

9

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

10

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Марк Серсен (2017-10-08 19:33:36)

0

12

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

13

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

14

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

15

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » Дом Забвения » Конкурсы и акции » Лучший пост 2017 года